Что означает талисман Сунь У-Кун?

Обезьяна – символ и тотем

Нам с детства внушали дарвинское «научное» предположение возведенное в практическую аксиому: якобы «труд сделал из обезьяны человека».

С данным мнением можно согласиться лишь в том случае, если Труд – это имя бога-генетика, создававшего отдельную расу людей и взявшего для этого обезьянью ДНК за основу.

Навигация по статье

Обезьяны в мифологии и культуре разных народов

Остров Обезьян (Китай, Nanwan)

В некоторых этносах встречаются истории противоположные по смыслу тому, что человек – это эволюционировавшая обезьяна.

По приданиям, были африканские племена, изгнанные в леса за людоедство, которые дичая и деградируя там, вконец теряли человеческие качества и становились обезьяноподобными животными.

Зулусы рассказывали про племя чудовищно ленивых людей, которые, решив жить за счет чужого труда, перестали обрабатывать землю, покрылись шерстью, а их мотыги за неиспользованием превратились в хвосты.

Даже в древнегреческой мифологии упоминается некий «обезьяний остров», где жили керкопы – бывшие люди, превращенные Зевсом в обезьян – за их постоянную гнусную ложь.

В общем, идея подобных историй понятна: когда человек отказывается от собственной разумной природы, нарушает предписанные ему богами правила, – он дичает. А точнее, становится наиболее похожим на него животным – обезьяной.

Видимо поэтому во многих культурах, особенно в западной, эта зверюшка воспринимается порочной карикатурой на человека, наделенной низменным характером и дурацким поведением.

В христианстве обезьянам приписывалась дьявольская злокозненность. Дошло до того, средневековые художники, которые «смеют думать, что они могут тягаться с природой» изображались в виде мартышки, решившей уподобиться Богу.

Но есть и иные варианты человеческого отношения в этому животному, особенно на востоке…

В культуре Тибета считается, что именно от священной обезьяны произошел их народ, а именно шестеро предков-родоначальников. Здесь особенно почетно иметь этот тотем – собственным или племенным. И более того, та же священная обезьяна воплотилась в Авалокитешвару, после чего начался её цикл воплощений в Далай-ламах.

Если использовать так называемую ченнелинговую информацию, то еще Хозе Аргуэльес рассказывал о Вселенной разумных обезьян, возглавляемой благородным владыкой Тутмозисом и царицей Гипнезией:

Она населена счастливыми и беззаботными созданиями, где даже огромные гориллы и орангутаны резвятся пуще шаловливых мартышек.

(Хосе Аргуэльес «Зонд с Арктура»).

В земной мифологии существует Хануман – индуистское обезьяноподобное божество, которого почитают как наставника в науках и который приходился сыном богу Ветра.

Культ Ханумана – один из самых распространенных по всей Юго-Восточной Азии, что приносит особое раздолье макакам. В Индии и Тайланде построено множество храмов, где почитают священных обезьян, что гарантирует местным резусам безопасность и бесперебойную кормежку:

В Тайланде и Гонконге обезьяний царь носит имена которые буквально означают «обезьяна равная небу» и «обезьяна-дух».

Китайским современным аналогом Ханумана является «каменная обезьяна» – путешественник и великий мудрец Сунь Укун. Это литературный персонаж У Чэнъэня из романа «Путешествие на Запад», которого изначально больше всего интересовало обретение бессмертия.

Но при всех своих знаниях и магических умениях, Сунь Укун все же почил «в битве» с алкоголем. На том свете вел себя непоследовательно, приобрел характер трикстера: хитрил, воровал, развлекался, скандалил – в общем, вел себя как типичная мартышка.

Египетское божество мудрости Тот одним из своих священных животных имел павиана. Позднее, переодеваясь в этот образ, Жрецы Египта осуществляли празднования в честь фараонов.

Стоит напомнить о стиле обезьяны из древней китайской культуры. Эта оздоровительная система движений была разработана известным врачом Хуа То – как часть «Игры пяти зверей», призванной укреплять здоровье.

В боевом искусстве кунг-фу стиль обезьяны соединяет в себе различные приемы нападения и обороны, отличающиеся скоростью реакции, гибкостью, активностью и находчивостью. Человек, желающий освоить этот боевой стиль, вживается в характер обезьяны, с присущими ей особенностями проявлений:

– она прыгает стремительно и оборачивается;

– она легко хватает, наносит удары, висит;

– она прячется и увертывается, будто находится в густом лесу;

– она гибкая и настороженная, но тело ее расслаблено;

– среди опасностей и трудностей она чувствует себя уверенно;

– она «срывает небесные плоды» (легендарные райские персики), как будто занята самым обычным делом;

– она видит всё, что делается вокруг нее, и готова немедленно спрятаться при опасности.

Ещё один экзотический момент, якобы присущий некоторым восточным и африканским культурам – питание обезьяньими мозгами (считается, что это блюдо помогает восстановить сексуальную мужскую силу).

Подобный эпизод вы могли видеть в фильме «Индиана Джонс и Храм Судьбы»

Однако на деле, обычай поедания мозга обезьяны:

  • или не подтверждается в массовой культуре питания, так как, возможно, является устаревшим и слишком экзотичным;
  • или максимально дорог и осуществляется нелегально;
  • или используется в качестве сугубо ритуальных блюд у очень небольшого количества народов.

Фразеологизмы и их смысл

Белая обезьяна – оскорбительное выражение, так называли представители других рас (например, азиаты) белых людей, которые для них некрасивы и воспринимаются «все – на одно лицо».

Мартышкин труд – так можно назвать бессмысленную и бесполезную работу, часто неэффективную, которая к тому же никому по сути и не нужна.

Обезьяна с гранатой – часто таким образом описывают неразумное поведение, главным образом, женское. Когда дама бездумно использует что-то, опасность или сложность чего она не учитывает (не хочет или не способна). Часто эта фраза ассоциируется с поведением бестолковых автоледи.

Чуть красивее обезьяны – мудрые мамы и бабушки говорят своим придирчивым дочкам и внучкам, что «мужчина должен быть чуть красивее обезьяны». Мораль этой фразы: в мужчинах ценится не внешность, нужно обращать внимание на более важное: характер, способности, само отношение к женщине и семье и пр.

Символ обезьяны – значение

Это животное часто мелькает на наших экранах и в жизни, как милое и по своему забавное, но проказливое.

Люди используют талисманы и носят украшения с этим образом, дарят сувениры друг другу, а детям – игрушки. Некоторые даже набивают себе подобные тату.

Но кому этот символ подходит и что же в действительности значит?

Символ обезьяны наиболее показан людям, кто:

  • носит “подходящую” фамилию (Мартышкин, Обезьянинов, Бабуинов и т.п.);
  • имеет тотем обезьяны своим основным;
  • родился в год Обезьяны по восточному календарю: 1920, 1932, 1944, 1956, 1968, 1980, 1992, 2004, 2016;
  • имеет в гороскопе сильно выраженный знак Близнецы и планету Меркурий;
  • в чьей натальной карте проявлены соответствующие градусы обезьяньих тотемов: 4-й Овна (зеленой мартышки); 29-й Овна (паукообразная); 1-й Девы (шимпанзе); 19-й Скорпиона (горилла); 12-й Стрельца (макака); 7й Козерога (орангутанг); 21-й Водолея.

Лучшие качества, заданные символикой обезьяны:

  • подвижность и шустрость – в мыслях и действиях;
  • живость эмоций и лабильность психики, в связи с этим – непредсказуемость поведения;
  • обаяние и игривость, имитация и способность «надевать» чужой образ, актерство;
  • талант быстро ориентироваться в ситуации и умение ее использовать в свою пользу;
  • любовь к обществу, тяга к легким и приятным связям;
  • чувственность, дар находить и получать удовольствия.

Если вам не хватает подобных качеств и вы чувствуете, что они вам нужны – используйте талисманы с обезьяной, учитесь взаимодействовать с тотемом данного животного.

К отрицательным моментам обезьяньей символики можно отнести:

  • излишнюю эгоцентричность;
  • некую хаотичность и разбросанность;
  • сексуальную беспорядочность;
  • открытость к негативным качествам и порокам своего окружения.

Самым популярным символом являются три обезьянки, одна из которых закрывает лапками глаза, вторая уши, третья рот. По-русски это звучит как: «ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не скажу».

В принципе, этот стиль «невмешательства» сложно дается «советским» людям, особенно женщинам, – поэтому может им быть настоятельно рекомендован.

Однако в исконном значении, приписываемом восточной культуре, подобные фигурки трех обезьян (их японские имена: Мидзару, Кикадзару и Ивадзару) – символизируют собой даосскую идею отрешения и защиты от зла:

Если я не вижу зла, не слышу о зле и ничего не говорю о нём, то я защищён от него.

Иногда японцы, вопреки нелюбви азиатов к цифре 4, к этой композиции добавляют еще одну обезьянку (Сидзару), которая изображается прикрывающей лапками живот или промежность, что означает «я не совершаю зла» (либо – «я не даю злу овладеть мною, моей волей»).

Западным людям такой вариант композиции четырех обезьян по смыслу идеально подходит в качестве отличного оберега от зла. Ведь здесь четко и образно показано: как просто и эффективно настраивать свою животную природу на взаимодействие с окружающим миром, чтобы “не вляпаться”.

Тотем обезьяны и его проявления

Людей, кто имеет основным тотемом обезьяну, отличает очень подвижная мимика, с помощью которой они могут выражать огромный спектр эмоций и реакций.

Комик Юрий Аскаров

Также они умеют очень ловко и эффективно двигаться – сразу в трех измерениях. Может казаться, что их ноги гнуться, скручиваются и пружинят, а их руки длиннее, чем у всех остальных людей.

В детстве дети-обезьянки могут быть очень шустрыми, их тянет залезть везде и всюду, ведь они любопытны и непоседливы. Они очень хорошо схватывают особенности чужого характера и проявлений, способны передразнивать других людей, корчить рожи, имитировать повадки и голос.

Имеют склонности к другим языкам и культурам, любят путешествовать, всё пробовать. Умеют лучше других устраивать панику «на корабле», инициировать хаос и неразбериху.

В юности любят рисоваться, легко становятся популярными, у них отлично получается подражать кому-то более яркому и сильному.

В личной жизни может казаться, что они поверхностны и даже аморальны – из-за их любви к игре, смене впечатлений и сексуальной неразборчивости. И мужчины и женщины – ничего не стесняются, они, что называется, без комплексов. Удивляются, что кто-то иначе устроен.

Хотя партнер будет думать, что такой человек легко приручается и у него легкий характер, на самом деле он просто влился в вашу реальность, вписался в чью-то жизнь. До тех пор пока ему это удобно или весело. Или до тех пор пока не появится что-то более привлекательное или интересное, новый вызов, новая игра. Они также могут жить за счет своих партнеров, общества.

Представители этого тотема очень любят разнообразие и ускоренный темп жизни, – то, что многим может показаться слишком хаотичным и беспорядочным, для них обычно. У них часто блестящие способности, масса прожектов, которые выливаются в множество начатых и незавершенных дел.

Подходящие профессии для них – игровые, в первую очередь это любая сценическая деятельность (модели и актеры) и изобразительное искусство.

Дональд Уилсон – автор картины

Другой профессиональный аспект – это работники спецслужб, умеющие перевоплощаться, маскироваться, принимать любой образ, вписываться в новое общество.

Из них получаются популярные общественные деятели, политики, которые легко запутывают других, проявляя интриганские способности и качества закулисных лидеров.

Они находят себя в роли испытателей и исследователей, чье неуемное любопытство к новому – ведет их вперед и вперед.

На обычном уровне им показана работа в сфере обслуживания – это отличные бармены и официанты.

Важно: человеку с тотемом обезьяны нужно всегда держать себя под контролем, иначе пойдет распыление талантов и во второй части жизни – деградация. Есть опасность из человека превратиться в обезьяну.

Они плохо справляются сами, поскольку редко наделены достаточно сильным разумом, волей и осознанностью.

Автор Габриэль Корнелиус фон Макс

Если они не способны освоить самоконтроль, тогда у них будет:

  • довольно крутой партнер (по родительскому типу), к которому они интуитивно притянулись и остались с ним рядом;
  • начальник, который будет ставить им цели и держать так, что «не забалуешь»,
  • эгрегор с жесткой идеологией, порядком и иерархией.

И наконец, любой человек может использовать тотем обезьяны в качестве дополнительного, если хочет:

  • быстрее и проще раскрепощаться в отношениях;
  • стать живее и артистичнее;
  • научиться легкости и переключаемости;
  • ускорить реакцию на окружающий мир – например, чтобы не упускать подходящие шансы…

Сунь Укун

Сунь У-кун (кит. 孫悟空 ) — китайский литературный персонаж, известный по роману «Путешествие на Запад» У Чэнъ-эня, написанного в 1570 г.

До «Путешествия на Запад» уже существовало несколько вариантов истории похода в Индию Сюаньцзана и его учеников, но шедевром китайской литературы считается именно роман «Путешествие на Запад». Некоторые ученые считают, что образ Сунь У-куна основан на индийском боге-обезьяне Ханумане. В некоторых странах, например Индонезии, их действительно трудно различить — Хануман и Сунь У-кун считаются одним и тем же существом.

Имена

От своего первого учителя-даоса Царь Обезьян получил имя Укун («понимающий пустоту») и фамилию Сунь (такую же фамилию получили и все живущие на Горе Плодов и Цветов обезьяны).
Второй учитель Укуна так же дал ему монашье имя, Синчже, «путешественник» (Xingzhe, (кит. 行者 ). Так часто звали странствующих монахов.

Сунь У-кун также известен как:

  • Каменная обезьяна, Shi Hou, — так как родился из камня.
  • Прекрасный Царь Обезьян, Měihóu Wáng (кит. 美猴王 ) — титул, который придумали его подданные.
  • Бимавэнь (или просто конюх) Bimawen (кит. 弼馬溫 ) – работал им на Небе. В основном употребляется в качестве оскорбления.
  • Великий Мудрец Равный Небу, Qitiān Dasheng (кит. 齊天大聖 ) — титул, придуманный самим Царём Обезьян. После непродолжительных разборок с оскорблённым Небесным Императором, титул был закреплён за Укуном официально. Сокращается до Великий Мудрец (великий му. кто? прим.Драконихи).
Читайте также:  Какую пудру лица выбрать

Царь Обезьян так же известен как Gou De Tien (кит. 猴齊天 ) на Тайване и как Ma Lau Jing (кит. 馬騮精 ) в Гонконге.

Краткая биография

Сунь У-кун родился из камня. По народной версии, произошло это из-за того, что на камень присела Гуаньинь (или Будда).

Сунь У-кун стал Царём Обезьян, так как не побоялся прыгнуть сквозь водопад в Пещеру водного занавеса на Горе Цветов и Плодов. Там он с тех пор и жил простой и пасторальной жизнью китайского оборотня — пируя с обезьянами и друзьями-оборотнями и поедая случайных путников.

Сунь У-кун получил волшебное оружие, посох Цзиньгубан, у Морского Дракона. Этим посохом в своё время Юй усмирял воды. Дракон предложил ему это оружие, так как не думал, что Укун сможет его поднять.

По желанию Укуна посох может уменьшаться до размеров иглы (так что его можно носить в ухе) и увеличиваться (доставая до неба).

Укун хотел достичь бессмертия, для чего пошёл в ученики к даосу. Там он научился 72 превращениям, полётам на облаке, созданию двойников и прочим полезным магическим приемам.

Но, как оказалось, для достижения бессмертия этого было недостаточно. Однажды Сунь У-кун (чуть не) умер от алкогольного отравления, и за ним явились слуги Янь-ло (китайский вариант имени повелителя подземного мира мёртвых, бога Ямы), но Сунь У-кун вычеркнул свое имя из книги мёртвых, а также вырвал страницы с именами почти всех обезьян. Поэтому многие обезьяны на Горе Плодов и Цветов бессмертны.

Сунь У-куна дважды приглашали работать на Небо: первый раз конюхом (Укун в гневе покинул конюшни, когда узнал, что это не высокая должность), а второй раз Великим Мудрецом, Равным Небу (после того, как небесному войску не удалось победить Царя Обезьян, Небесный Император решил, что лучше признать этот титул официальным и пригласить Царя Обезьян во второй раз, смотреть за персиковым садом).

Сунь У-куна пытались изжарить в котле для плавки пилюль бессмертия Лао Цзы. Укун не расплавился, но с тех пор у него красные горящие глаза.

В конце концов Царь Обезьян был заточён под горой Пяти Пальцев Буддой, за то, что устроил на Небе небольшой переполох. Укун съел персики бессмертия в саду, который охранял, выпил и съел угощения, приготовленные для пира Ван Му (он обиделся, что его туда не пригласили), и заел всё это пилюлями бессмертия Лао Цзу (при жизни известного как Лао Цзы).

Под горой Укун провёл 500 лет, после чего по повелению Гуаньинь его освободил Сюаньцзан, монах, идущий в Западный Рай Будды Амитабхи за священными буддийскими писаниями.

Сунь У-кун стал первым учеником Сюаньцзана. Для того, чтобы усмирить буйного ученика, Гуаньинь также выдала Сюаньцзану обруч, который и надели Сунь У-куну на голову. С тех пор, если монах читал особую мантру, у Сунь У-куна начинала ужасно болеть голова.

После того, как Сунь У-кун понял, что ему от монаха никуда не деться, он верой и правдой служил своему учителю на пути в Западный Рай, защищая его от оборотней и призраков, многократно атаковавших вкусного и питательного монаха в надежде отведать его плоти (во всех смыслах этого выражения).

По окончании путешествия, в награду за усердие, Будда Западного Рая назначил Сунь У-куна Всепобеждающим Буддой. Дальнейшая биография Сунь У-куна простым смертным неизвестна. Известно только, что, согласно произведению «Лотосовый светильник», Сунь У-кун однажды стал учителем мальчика, который боролся с богом Эрланом для того, чтобы освободить из заточения свою маму. Мальчик победил, что и неудивительно при таком учителе.

Сунь Укун

Доброго времени суток, дорогие читатели. Мы продолжаем разговоры о легендарных героях и злодеях, которые послужили прообразами персонажей произведения Ишибуми-сенсея. И на сей раз наш взор обратится в сторону древнего Китая. А поговорим мы про очень и очень (наверное) популярного персонажа. Итак, встречайте!

Сунь Укун (кит. трад. 孫悟空, упр. 孙悟空, пиньинь: Sūn Wùkōng) — китайский литературный персонаж: Царь Обезьян, известный по роману «Путешествие на Запад» У Чэнъэня. Как и Нэчжа, является одним из наиболее популярных образов трикстера в культуре Восточной Азии.

До «Путешествия на Запад» уже существовало несколько вариантов истории похода в Индию монаха Сюаньцзана и его учеников, но шедевром китайской литературы считается именно роман «Путешествие на Запад». Некоторые учёные считают, что образ Сунь Укуна основан на индийском боге-обезьяне Ханумане. В некоторых странах, например, в Индонезии, их действительно трудно различить — Хануман и Сунь Укун считаются одним и тем же существом.

В его честь названа борозда Сунь Укуна на Плутоне.

На заметку: Хануман (санскр. Hanumān, «имеющий (разбитую) челюсть») — чтимое в индуизме обезьяноподобное божество, сын бога ветра Ваю и апсары Пунджисталы. Один из главных героев «Рамаяны», предводитель одного из войск ванаров, также друг Рамы и Ситы. В шиваизме считается одной из аватар Шивы.

От своего первого учителя, бессмертного патриарха Сюйпути (Суботи) Царь Обезьян получил имя Укун («познавший пустоту») и фамилию Сунь (такую же фамилию получили и все живущие на Горе Плодов и Цветов обезьяны).

Второй учитель Укуна также дал ему монашеское имя, Синчжэ, «путешественник» (кит. 行者). Так часто звали странствующих монахов.

Сунь Укун также известен как:

Каменная обезьяна (石猴, ShíHóu), так как родился из камня.

Прекрасный Царь Обезьян, (Měihóu Wáng кит. 美猴王) — титул, который придумали его подданные.

Бимавэнь (т. е. конюх) (кит. 弼馬溫, Bìmǎwēn) — был назначен на эту должность в Небесных чертогах. В основном употребляется в качестве оскорбления.

Великий Мудрец, Равный Небу, (Qítiān Dàshèng кит. 齊天大聖) — второй титул, придуманный подданными Сунь Укуна. После непродолжительных разборок с оскорблённым Небесным Императором, титул был закреплён за Укуном официально. Сокращается до «Великий Мудрец».

Царь Обезьян также известен как Kâu-chê-thian (кит. трад. 猴齊天, палл.: хоу ци тянь, буквально: «Обезьяна, Равная Небу») на Тайване и как Maa lau zing (кит. трад. 馬騮精, палл.: ма лю цзин, буквально: «обезьяна-дух») в Гонконге.

Сунь Укун представляет собой каменную обезьяну, родившуюся из волшебного камня, что напоминает аналогичный эпизод рождения Бога-Митры в митраизме. Однажды окружающие его обезьяны решили узнать, откуда берёт своё начало, протекающий рядом с ними горный поток, и в итоге обнаружили водопад. Того, кто рискнёт пройти через него и вернётся невредимым, они пообещали сделать своим царём. Пойти вызвался Сунь Укун и, обнаружив за водопадом Пещеру водного занавеса, возглавил обезьян. Хотя он и жил счастливой жизнью, Сунь Укуна беспокоило то, что рано или поздно он состарится и умрёт. Поэтому, по совету своих подданных, он отправился в путешествие, в поисках учителя, который научил бы его бессмертию. Взявший его в ученики даос научил его полётам на облаке, 72 превращениям и иным магическим действиям. Вернувшись в своё царство, Сунь Укун по совету своих подданных зашёл также к Морскому Дракону и попросил у него какое-нибудь оружие для себя. Так как всё нормальное оружие казалось Сунь Укуну слишком лёгким, Дракон отдал ему Цзиньгубан (金箍棒, jīngū bàng) весом в 13 500 цзиней (6750 килограмм), которым Юй в своё время усмирял воды. Получив посох, Сунь Укун, угрожая использовать своё новое оружие, заставил братьев Дракона отдать ему и подобающую посоху одежду.

На заметку: Цзиньгубан – волшебный чугунный посох, созданный богами. Способен увеличиваться и уменьшаться до абсолютно любых размеров.

На заметку: Юй Великий (кит. упр. 大禹, пиньинь: dà yǔ; фамилия Сы 姒, клановое имя Сяхоу 夏后, собственное имя Вэньмин 文命) — один из древних мифических государей в Китае.

На заметку: Кэтти, кетти, катти, катто (кит. 斤, цзинь) — традиционная единица массы в Китае странах Юго-Восточной Азии, в разных странах её размер составляет от 600 до 632,5 грамма. В КНР в настоящее время стандартизирован в 500 г.

Несмотря на самосовершенствование Сунь Укуна, он всё же умер от алкогольного отравления, и за ним явились слуги Янь-ло (китайский вариант имени повелителя подземного мира мёртвых, бога Ямы). Судьи ада признавали, что здесь произошла какая-то ошибка, но Сунь Укун всё равно устроил скандал и вычеркнул из книги мёртвых как своё имя, так и имена своих подданных. Благодаря этому, многие обезьяны на Горе Плодов и Цветов стали бессмертны. Как действия во дворце Морского Дракона, так и скандал, устроенный Сунь Укуном в аду, стали причиной для жалоб Нефритовому Императору. Вместо наказания Сунь Укун был взят на небо и назначен конюхом. Однако, он был возмущён тем, какую малую должность получил и самовольно вернулся на землю, где подданные окрестили его «Великим Мудрецом, Равным Небу». На этот раз, за то, что Сунь Укун самовольно покинул свою работу, против него было послано войско. Однако справиться с ним оно не смогло. Поэтому, император был вынужден признать титул Сунь Укуна и назначить его на более почётную, но абсолютно формальную должность. Дабы он не бездельничал на ней, в итоге ему поручили охранять персиковый сад.

В роли охранника Сунь Укун начал воровать порученные ему персики. Позднее, он узнал о готовящемся пире и обнаружил, что его туда не пригласили. Поэтому он пробрался во дворец, в котором должен был происходить пир и ещё до прихода гостей съел всё, что было приготовлено, включая эликсир бессмертия. Это вновь привело его к столкновению с небесными войсками и на этот раз его удалось временно захватить. Однако, ввиду объёмов выпитого эликсира, он стал неуязвимым и казнить его не удалось. Так же провалились попытки выплавить эликсир из Сунь Укуна, а сам он, сбежав из печи, вновь устроил дебош. В результате, усмирять его пришлось Будде, заточившему его под горой Пяти Стихий.

Спустя пятьсот лет, по велению Гуаньинь, Сунь Укуна освободил Сюаньцзан, монах, идущий в Западный Рай Будды Амитабхи за священными буддийскими писаниями. В благодарность за своё освобождение, Сунь Укун стал учеником Сюаньцзана и обязался защищать его на пути за писаниями. Однако тот факт, что Сунь Укун убил напавших на них разбойников, вызвал возмущение монаха. Сунь Укун же был возмущён тем, что его за его работу отругали. Благодаря возникшей ссоре, Сунь Укун бросил своего учителя, но потом раскаялся и вернулся. Сюаньцзан же обманом заставил его надеть полученный от Гуаньинь обруч. Каждый раз когда монах начинал читать особую мантру, обруч сжимался, вызывая у Сунь Укуна нестерпимую головную боль. Так как Сюаньцзан легко поддавался обману и никогда не слушал, что ему говорит Сунь Укун, обруч в основном применялся, чтобы не дать Сунь Укуну убить злых духов. Тем не менее, Сунь Укун верой и правдой служил Сюаньцзану и защищал на протяжении всего путешествия.

На заметку: Гуаньинь – персонаж вьетнамской, китайской, корейской и японской мифологии, божество, выступающее преимущественно в женском обличье, спасающее людей от всевозможных бедствий; подательница детей, родовспомогательница, покровительница женской половины дома. Образ восходит к буддийскому бодхисаттве Авалокитешваре, но Гуаньинь почитается представителями практически всех конфессий Китая.

На заметку: Сюаньцзан (кит. упр. 玄奘, пиньинь: Xuánzàng, «Таинственный толстяк») (602—664 — китайский буддийский монах, учёный, философ, путешественник и переводчик времён династии Тан.

На заметку: «Путеше́ствие на За́пад» (кит. трад. 西遊記, упр. 西游记, пиньинь: Xīyóujì, палл.: Си ю цзи) — один из четырёх классических романов на китайском языке. Опубликован в 1590-е годы без указания автора. В XX веке утвердилось мнение, что написал его книжник У Чэнъэнь.

По окончании путешествия, в награду за усердие, Будда Западного Рая назначил Сунь Укуна Всепобеждающим Буддой. Дальнейшая биография Сунь Укуна простым смертным неизвестна. Известно только, что, согласно произведению «Лотосовый светильник», Сунь Укун однажды стал учителем мальчика, который боролся с богом Эрланом для того, чтобы освободить из заточения свою мать.

На заметку: Эрлан или Эрлан-шэнь (кит. трад. 二郎神, пиньинь: èr láng shén, букв. «бог — второй сын») — божество китайского даосско-буддистского пантеона, бог-драконоборец, контролирующий разлив рек, и величайший воин Небес. Персонаж ряда классических легенд, включая «Возвышение в ранг духов» и «Путешествие на Запад». Основной атрибут — всевидящий третий глаз.

Сон Гоку (яп. 孫 悟空 Сон Гоку), или просто Гоку (Какаротто — имя, данное при рождении) — главный герой вселенной Жемчуг дракона, созданной Акирой Ториямой; мальчик с обезьяньим хвостом. Его образ основан легендах о Сунь Укун. Однако Акира Торияма сильно изменил его образ.

Сон Гоку учится боевым искусствам. Характерной чертой его внешнего вида являются черные волосы, стоящие торчком. Он обладает сверхъестественной силой и, как выясняется по ходу истории, происходит от вымышленной внеземной расы сайянов. С помощью долгих тренировок он научился многим сильным приёмам, а также приобрёл сверхскорость, сверхбыстрые рефлексы, способность летать с помощью энергии ки и телепортироваться техникой Сюнкан Идо.

Читайте также:  Ванночки для укрепления и роста ногтей

Сон Гоку – это так же японский псевдоним, данный Сунь Укуну.

В аниме, играх и кино

Царь Обезьян довольно популярный персонаж. Стоит только вспомнить огромное количество фильмов и мультфильмов снятых про него. Да и в компьютерных играх он встречается довольно часто. Особенно мне запомнилась «Enslaved: Odyssey to the West». Своеобразный оригинальный пересказ знаменитого «Путешествия на запад».

Из фильмов стоит упомянуть «Запретное царство» где Сунь Укуна сыграл Джеки Чан

Что ж, думаю пора заканчивать. Надеюсь, что вы узнали что-то новое, про «Прекрасного Царя Обезьян». До новых встреч, дорогие читатели!

Путешествие на Запад. Том 2, стр. 39

– Да здесь не найдешь ни кисти, ни бумаги, – отвечали духи, – так что и думать нечего о том, чтобы написать какой-то документ. Мы можем дать только клятвенное обещание.

– Какое именно? – спросил Сунь У-кун.

– Если мы станем раскаиваться в том, что обменяли свои два талисмана, обладающие силой вылавливания людей, на один талисман, способный вмещать небо, пусть нас поразит чума, – торжественно произнесли духи.

– И я никогда не раскаюсь в том, что совершил этот обмен, – сказал улыбаясь Сунь У-кун. – Если же у меня когда-нибудь появится сомнение, пусть и меня поразит чума.

Произнеся эту клятву, Сунь У-кун выпрямился, вильнул хвостом и, совершив прыжок, очутился у Южных ворот неба, где поблагодарил принца Ночжа за помощь.

О том, как принц Ночжа вернулся во дворец, доложил о выполнении данного ему поручения и отдал знамя полководцу Чжзнь У, мы здесь распространяться не будем.

Сунь У-кун долго стоял неподвижно в небесном пространстве, наблюдая за тем, что делают духи. Если вам интересно узнать, что случилось в дальнейшем, прочитайте следующую главу: она обо всем расскажет.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ,

Итак, получив от Сунь У-куна тыкву, оба духа долго рассматривали ее. Когда же они наконец подняли голову, Сунь У-куна и след простыл.

– Послушай, брат, – сказал Лин Ли-чун, – оказывается, бессмертные тоже умеют врать. Когда он обменивал свой талисман, то говорил, что поможет нам обрести бессмертие. По – чему же он скрылся, даже не попрощавшись с нами?

– Ну, сейчас у нас есть прекрасное средство, чтобы справиться с ним, – сказал на это Цзинь Си-гуй, – разве посмеет он скрыться от нас? Дай-ка мне эту тыкву, я попробую захватить в нее небо, посмотрим, что из этого выйдет.

Взяв тыкву, он подбросил ее вверх, но тыква тотчас же с шумом грохнулась на землю.

– Что случилось? – воскликнул с тревогой Лин Ли-чун. – Уж не превратился ли этот Сунь У-кун в бессмертного и не подсунул ли нам какую-нибудь подделку в обмен на наши талисманы?

– Ну, что ты болтаешь, – сказал на это Цзинь Си-гуй. – Сунь У-кун придавлен тремя горами, как же мог он выбраться оттуда? Ну-ка, дай мне тыкву, я попробую произнести заклинание, которое произносил он, – посмотрим, может быть, мне и удастся захватить небо в тыкву.

Взяв тыкву, он подбросил ее и произнес:

– Если только ты вздумаешь отказать мне, я явлюсь в зал Священного небосвода и учиню бунт.

Но не успел он договорить, как тыква снова с шумом упала.

– Ничего не выходит! – воскликнули они в один голос. – Конечно, это подделка!

Сунь У-кун все видел и слышал. Испугавшись, как бы о его проделке не узнали, он встряхнулся, вернул на место свой волосок, который превратил в тыкву, и в руках у духов ничего не осталось.

– Брат, дай-ка мне тыкву, – сказал Цзинь Си-гуй.

– Да ведь ты держал ее, – отвечал Лин Ли-чун. – Боже мой, да где же она?! – воскликнул он.

Тут оба духа в испуге заметались, стали искать тыкву на земле, в траве, в рукавах, за поясом. Но, увы, ее нигде не было.

– Как же так? Что теперь делать?! – в отчаянии вопро – шали они, испуганно уставившись друг на друга. – Вручая нам эти талисманы, начальник велел выловить Сунь У-куна. А мы не только не выловили Сунь У-куна, но и лишились талисманов. Как же мы вернемся и что скажем? Да ведь нас теперь просто забьют до смерти! Что делать? Что делать?

– Бежать надо – вот что! – решительно сказал Лин Ли-чун.

– Бежать? Но куда? – спросил Цзинь Си-гуй.

– Куда глаза глядят, – отвечал Лин Ли-чун. – Ведь вернуться без талисманов, значит, обречь себя на верную гибель.

– Нет, бежать нам не следует, мы должны вернуться, – сказал Цзинь Си-гуй.

– Наши начальники хорошо к тебе относятся. Поэтому я свалю всю вину на тебя. Если они посмотрят на это дело не очень строго, мы останемся живы. В противном случае нас убьют, и наши души вернутся сюда. А сейчас надо постараться выйти из положения.

Договорившись, как им действовать, духи отправились к себе на гору. А Сунь У-кун встряхнулся, превратился в муху и полетел вслед за ними. Читатель, возможно, удивится, куда же Сунь У-кун девал свои талисманы? Может быть, он оставил их на дороге или спрятал в траве? Но в этом случае кто-нибудь мог увидеть их и забрать. Тогда все его труды пропали бы даром. Нет, он все же взял талисманы с собой. Вас, вероятно, удивляет, как могла муха унести с собой такие вещи? А дело, оказывается, обстояло вот как: эти талисманы точно так же, как посох, могли уменьшаться ровно во столько, во сколько уменьшался их владелец.

Итак, Сунь У-кун, жужжа, полетел за духами, очень быстро нагнал их и сел на одного. Вместе с ними он влетел в пещеру, где два повелителя духов распивали вино. Представ перед своими начальниками, духи-служители опустились на колени. А Сунь У-кун устроился на стоявшем около дверей шкафу и приготовился внимательно слушать.

– О повелители! – произнесли духи в один голос.

– Явились? – спросили старшие духи, отодвигая рюмки.

– А Сунь У-кун где? – последовал вопрос.

Тут духи стали отбивать поклоны, не решаясь даже слово вымолвить. На последующий вопрос они тоже не ответили и только продолжали отбивать поклоны. И лишь после того как начальники повторили свой вопрос несколько раз, духи, дрожа от страха, повалились на землю.

– О, сжальтесь над нами, мы совершили тяжкое преступление! Пощадите! – взмолились они. – Мы достигли уже половины горы, как вдруг повстречали бессмертного, прибывшего с острова Пэнлай. Он спросил нас, куда мы путь держим, мы ответили, что идем ловить Сунь У-куна. Бессмертный вызвался нам помочь, сказав, что у него свои счеты с Сунь У-куном. Мы не стали просить его о помощи, но рассказали о том, что у нас есть волшебный талисман, при помощи которого можно поймать человека. А у бессмертного оказалась тыква, в которую он мог захватывать небо. И вот у нас появилось безумное желание. Стремясь увеличить свое могущество, мы решили обменять наши талисманы на волшебную тыкву. Сначала мы думали обменяться только тыквами, ну, а потом Лин Ли-чун отдал в придачу также и кувшин. Но кто мог подумать, что вещь, послушная бессмертному, станет совершенно негодной в наших руках? Как только мы попытались воспользоваться вымененным талисманом, он исчез куда-то бесследно, а вместе с ним и бессмертный. Умоляем вас простить нам наш смертный грех!

Услышав это, повелитель духов так и вскипел.

– Довольно! Хватит! – загремел он. – Да знаете ли вы, что этот бессмертный и был сам Сунь У-кун! Он просто надул вас! Волшебные силы этой обезьяны поистине огромны. У нее повсюду есть свои духи. Интересно знать, кто же это выпустил ее и помог ей обманным путем завладеть талисманом?

– Не гневайся, брат, – сказал тут второй повелитель духов. – Нельзя, конечно, разрешать этой обезьяне так безобразничать. Подумать только, ну, пусть даже она владеет необыкновенными способностями, так ведь можно было воспользоваться своим искусством и скрыться. Для чего же ей понадобилось обманным путем завладеть талисманами? Не будь я дух Западной страны, если не поймаю этого мошенника.

– Как же ты думаешь сделать это? – спросил первый повелитель духов.

– У нас есть пять талисманов, – отвечал тот. – Ну, пусть два пропали, но ведь осталось еще три. Вот с их помощью и нужно изловить эту обезьяну.

– Какие же это три талисмана? – поинтересовался первый дух.

– У нас еще есть семизвездный меч и веер из листа банана, – отвечал второй. – Они всегда при мне. И есть еще один талисман – это золотой шнур от занавеса, который находится у моей матери, в пещере Поверженного дракона, на горе, которая также называется горой Поверженного дракона. Надо немедленно отправить за ней двух духов, пусть приедет полакомиться мясом Танского монаха, а также попросить ее захватить с собой золотой шнур от занавеса, для того чтобы изловить Сунь У-куна.

Что означает талисман Сунь У-Кун?

В этот момент находившийся у Южных ворот принц Ночжа с шумом распахнул черное знамя, которое в тот же миг скрыло солнце, луну и звезды. Земля и небо погрузились во мрак, туман окутал всю вселенную.

– Ведь только что был полдень, почему же вдруг наступили сумерки? – испуганно воскликнули духи.

– Да ведь солнце, луна и звезды у меня в тыкве-горлянке, – отвечал Сунь У-кун, – поэтому и темно.

– Откуда доносится ваш голос, учитель? – спросили духи.

– Я здесь, рядом с вами, – произнес Сунь У-кун.

Духи протянули руки и, ощупывая его, сказали:

– Голос ваш слышен, а вас совсем не видно. А где сейчас мы находимся? – спросили духи.

– Мы находимся на краю обрыва над морем Бохай, – сказал им Сунь У-кун: – Стоит вам оступиться, и вы полетите вниз и дна достигнете только через восемь дней. Так что смотрите, не двигайтесь.

– Ладно, хватит! – испуганно закричали духи. – Выпусти небо на волю, а то мы можем упасть в море и никогда больше не вернемся домой! Мы убедились в том, что твоя тыква-горлянка не бесполезная вещь.

Теперь, когда духи поверили ему, Сунь У-кун произнес заклинание. Принц, тотчас же свернул знамя, и на небе засияло солнце.

– Чудесно! Изумительно! – восторженно кричали духи. – Надо быть глупцом, чтобы отказаться от такого чудесного талисмана!

С этими словами Цзинь Си-гуй передал свою тыкву, а Лин Ли-чун вынул свой кувшин и тоже отдал его Сунь У-куну. Сунь У-кун же передал им свою тыкву. Однако Сунь У-кун решил довести дело до конца: он выдернул у себя пониже пупка волосок и, превратив его в медную монету, сказал духам:

– Ребята! Возьмите эту монетку и купите мне бумаги.

– Для чего она тебе понадобилась?

– Я хочу скрепить наш уговор подписями, – сказал Сунь У-кун. – Вы отдали мне два талисмана, обладающие чудодейственной силой вылавливания людей в обмен на мой волшебный талисман, обладающий силой вбирать в себя небо. Так вот, во избежание неприятностей, чтобы вы потом не раскаивались, я хочу, чтобы каждый из нас имел на руках документ о совершенной нами сделке.

– Да здесь не найдешь ни кисти, ни бумаги, – отвечали духи, – так что и думать нечего о том, чтобы написать какой-то документ. Мы можем дать только клятвенное обещание.

– Какое именно? – спросил Сунь У-кун.

– Если мы станем раскаиваться в том, что обменяли свои два талисмана, обладающие силой вылавливания людей, на один талисман, способный вмещать небо, пусть нас поразит чума, – торжественно произнесли духи.

– И я никогда не раскаюсь в том, что совершил этот обмен, – сказал улыбаясь Сунь У-кун. – Если же у меня когда-нибудь появится сомнение, пусть и меня поразит чума.

Произнеся эту клятву, Сунь У-кун выпрямился, вильнул хвостом и, совершив прыжок, очутился у Южных ворот неба, где поблагодарил принца Ночжа за помощь.

О том, как принц Ночжа вернулся во дворец, доложил о выполнении данного ему поручения и отдал знамя полководцу Чжзнь У, мы здесь распространяться не будем.

Читайте также:  Полезные масла для ногтей и кутикулы

Сунь У-кун долго стоял неподвижно в небесном пространстве, наблюдая за тем, что делают духи. Если вам интересно узнать, что случилось в дальнейшем, прочитайте следующую главу: она обо всем расскажет.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ,

повествующая о том, как, несмотря на всяческие ухищрения, князь демонов все же не смог достичь своей цели и как Великому Мудрецу обманным путем удалось заполучить талисманы

Итак, получив от Сунь У-куна тыкву, оба духа долго рассматривали ее. Когда же они наконец подняли голову, Сунь У-куна и след простыл.

– Послушай, брат, – сказал Лин Ли-чун, – оказывается, бессмертные тоже умеют врать. Когда он обменивал свой талисман, то говорил, что поможет нам обрести бессмертие. По – чему же он скрылся, даже не попрощавшись с нами?

– Ну, сейчас у нас есть прекрасное средство, чтобы справиться с ним, – сказал на это Цзинь Си-гуй, – разве посмеет он скрыться от нас? Дай-ка мне эту тыкву, я попробую захватить в нее небо, посмотрим, что из этого выйдет.

Взяв тыкву, он подбросил ее вверх, но тыква тотчас же с шумом грохнулась на землю.

– Что случилось? – воскликнул с тревогой Лин Ли-чун. – Уж не превратился ли этот Сунь У-кун в бессмертного и не подсунул ли нам какую-нибудь подделку в обмен на наши талисманы?

– Ну, что ты болтаешь, – сказал на это Цзинь Си-гуй. – Сунь У-кун придавлен тремя горами, как же мог он выбраться оттуда? Ну-ка, дай мне тыкву, я попробую произнести заклинание, которое произносил он, – посмотрим, может быть, мне и удастся захватить небо в тыкву.

Взяв тыкву, он подбросил ее и произнес:

– Если только ты вздумаешь отказать мне, я явлюсь в зал Священного небосвода и учиню бунт.

Но не успел он договорить, как тыква снова с шумом упала.

– Ничего не выходит! – воскликнули они в один голос. – Конечно, это подделка!

Сунь У-кун все видел и слышал. Испугавшись, как бы о его проделке не узнали, он встряхнулся, вернул на место свой волосок, который превратил в тыкву, и в руках у духов ничего не осталось.

– Брат, дай-ка мне тыкву, – сказал Цзинь Си-гуй.

– Да ведь ты держал ее, – отвечал Лин Ли-чун. – Боже мой, да где же она?! – воскликнул он.

Тут оба духа в испуге заметались, стали искать тыкву на земле, в траве, в рукавах, за поясом. Но, увы, ее нигде не было.

– Как же так? Что теперь делать?! – в отчаянии вопро – шали они, испуганно уставившись друг на друга. – Вручая нам эти талисманы, начальник велел выловить Сунь У-куна. А мы не только не выловили Сунь У-куна, но и лишились талисманов. Как же мы вернемся и что скажем? Да ведь нас теперь просто забьют до смерти! Что делать? Что делать?

– Бежать надо – вот что! – решительно сказал Лин Ли-чун.

– Бежать? Но куда? – спросил Цзинь Си-гуй.

– Куда глаза глядят, – отвечал Лин Ли-чун. – Ведь вернуться без талисманов, значит, обречь себя на верную гибель.

– Нет, бежать нам не следует, мы должны вернуться, – сказал Цзинь Си-гуй.

– Наши начальники хорошо к тебе относятся. Поэтому я свалю всю вину на тебя. Если они посмотрят на это дело не очень строго, мы останемся живы. В противном случае нас убьют, и наши души вернутся сюда. А сейчас надо постараться выйти из положения.

Договорившись, как им действовать, духи отправились к себе на гору. А Сунь У-кун встряхнулся, превратился в муху и полетел вслед за ними. Читатель, возможно, удивится, куда же Сунь У-кун девал свои талисманы? Может быть, он оставил их на дороге или спрятал в траве? Но в этом случае кто-нибудь мог увидеть их и забрать. Тогда все его труды пропали бы даром. Нет, он все же взял талисманы с собой. Вас, вероятно, удивляет, как могла муха унести с собой такие вещи? А дело, оказывается, обстояло вот как: эти талисманы точно так же, как посох, могли уменьшаться ровно во столько, во сколько уменьшался их владелец.

Итак, Сунь У-кун, жужжа, полетел за духами, очень быстро нагнал их и сел на одного. Вместе с ними он влетел в пещеру, где два повелителя духов распивали вино. Представ перед своими начальниками, духи-служители опустились на колени. А Сунь У-кун устроился на стоявшем около дверей шкафу и приготовился внимательно слушать.

– О повелители! – произнесли духи в один голос.

– Явились? – спросили старшие духи, отодвигая рюмки.

– А Сунь У-кун где? – последовал вопрос.

Тут духи стали отбивать поклоны, не решаясь даже слово вымолвить. На последующий вопрос они тоже не ответили и только продолжали отбивать поклоны. И лишь после того как начальники повторили свой вопрос несколько раз, духи, дрожа от страха, повалились на землю.

– О, сжальтесь над нами, мы совершили тяжкое преступление! Пощадите! – взмолились они. – Мы достигли уже половины горы, как вдруг повстречали бессмертного, прибывшего с острова Пэнлай. Он спросил нас, куда мы путь держим, мы ответили, что идем ловить Сунь У-куна. Бессмертный вызвался нам помочь, сказав, что у него свои счеты с Сунь У-куном. Мы не стали просить его о помощи, но рассказали о том, что у нас есть волшебный талисман, при помощи которого можно поймать человека. А у бессмертного оказалась тыква, в которую он мог захватывать небо. И вот у нас появилось безумное желание. Стремясь увеличить свое могущество, мы решили обменять наши талисманы на волшебную тыкву. Сначала мы думали обменяться только тыквами, ну, а потом Лин Ли-чун отдал в придачу также и кувшин. Но кто мог подумать, что вещь, послушная бессмертному, станет совершенно негодной в наших руках? Как только мы попытались воспользоваться вымененным талисманом, он исчез куда-то бесследно, а вместе с ним и бессмертный. Умоляем вас простить нам наш смертный грех!

ЛитЛайф

Жанры

Авторы

Книги

В продаже

Серии

Форум

Чэн-энь (Чэнъэнь) У.

Книга “Путешествие на Запад. ТОМ II”

Оглавление

Читать

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ,

Итак, получив от Сунь У-куна тыкву, оба духа долго рассматривали ее. Когда же они наконец подняли голову, Сунь У-куна и след простыл.

– Послушай, брат, – сказал Лин Ли-чун, – оказывается, бессмертные тоже умеют врать. Когда он обменивал свой талисман, то говорил, что поможет нам обрести бессмертие. По – чему же он скрылся, даже не попрощавшись с нами?

– Ну, сейчас у нас есть прекрасное средство, чтобы справиться с ним, – сказал на это Цзинь Си-гуй, – разве посмеет он скрыться от нас? Дай-ка мне эту тыкву, я попробую захватить в нее небо, посмотрим, что из этого выйдет.

Взяв тыкву, он подбросил ее вверх, но тыква тотчас же с шумом грохнулась на землю.

– Что случилось? – воскликнул с тревогой Лин Ли-чун. – Уж не превратился ли этот Сунь У-кун в бессмертного и не подсунул ли нам какую-нибудь подделку в обмен на наши талисманы?

– Ну, что ты болтаешь, – сказал на это Цзинь Си-гуй. – Сунь У-кун придавлен тремя горами, как же мог он выбраться оттуда? Ну-ка, дай мне тыкву, я попробую произнести заклинание, которое произносил он, – посмотрим, может быть, мне и удастся захватить небо в тыкву.

Взяв тыкву, он подбросил ее и произнес:

– Если только ты вздумаешь отказать мне, я явлюсь в зал Священного небосвода и учиню бунт.

Но не успел он договорить, как тыква снова с шумом упала.

– Ничего не выходит! – воскликнули они в один голос. – Конечно, это подделка!

Сунь У-кун все видел и слышал. Испугавшись, как бы о его проделке не узнали, он встряхнулся, вернул на место свой волосок, который превратил в тыкву, и в руках у духов ничего не осталось.

– Брат, дай-ка мне тыкву, – сказал Цзинь Си-гуй.

– Да ведь ты держал ее, – отвечал Лин Ли-чун. – Боже мой, да где же она?! – воскликнул он.

Тут оба духа в испуге заметались, стали искать тыкву на земле, в траве, в рукавах, за поясом. Но, увы, ее нигде не было.

– Как же так? Что теперь делать?! – в отчаянии вопро – шали они, испуганно уставившись друг на друга. – Вручая нам эти талисманы, начальник велел выловить Сунь У-куна. А мы не только не выловили Сунь У-куна, но и лишились талисманов. Как же мы вернемся и что скажем? Да ведь нас теперь просто забьют до смерти! Что делать? Что делать?

– Бежать надо – вот что! – решительно сказал Лин Ли-чун.

– Бежать? Но куда? – спросил Цзинь Си-гуй.

– Куда глаза глядят, – отвечал Лин Ли-чун. – Ведь вернуться без талисманов, значит, обречь себя на верную гибель.

– Нет, бежать нам не следует, мы должны вернуться, – сказал Цзинь Си-гуй.

– Наши начальники хорошо к тебе относятся. Поэтому я свалю всю вину на тебя. Если они посмотрят на это дело не очень строго, мы останемся живы. В противном случае нас убьют, и наши души вернутся сюда. А сейчас надо постараться выйти из положения.

Договорившись, как им действовать, духи отправились к себе на гору. А Сунь У-кун встряхнулся, превратился в муху и полетел вслед за ними. Читатель, возможно, удивится, куда же Сунь У-кун девал свои талисманы? Может быть, он оставил их на дороге или спрятал в траве? Но в этом случае кто-нибудь мог увидеть их и забрать. Тогда все его труды пропали бы даром. Нет, он все же взял талисманы с собой. Вас, вероятно, удивляет, как могла муха унести с собой такие вещи? А дело, оказывается, обстояло вот как: эти талисманы точно так же, как посох, могли уменьшаться ровно во столько, во сколько уменьшался их владелец.

Итак, Сунь У-кун, жужжа, полетел за духами, очень быстро нагнал их и сел на одного. Вместе с ними он влетел в пещеру, где два повелителя духов распивали вино. Представ перед своими начальниками, духи-служители опустились на колени. А Сунь У-кун устроился на стоявшем около дверей шкафу и приготовился внимательно слушать.

– О повелители! – произнесли духи в один голос.

– Явились? – спросили старшие духи, отодвигая рюмки.

– А Сунь У-кун где? – последовал вопрос.

Тут духи стали отбивать поклоны, не решаясь даже слово вымолвить. На последующий вопрос они тоже не ответили и только продолжали отбивать поклоны. И лишь после того как начальники повторили свой вопрос несколько раз, духи, дрожа от страха, повалились на землю.

– О, сжальтесь над нами, мы совершили тяжкое преступление! Пощадите! – взмолились они. – Мы достигли уже половины горы, как вдруг повстречали бессмертного, прибывшего с острова Пэнлай. Он спросил нас, куда мы путь держим, мы ответили, что идем ловить Сунь У-куна. Бессмертный вызвался нам помочь, сказав, что у него свои счеты с Сунь У-куном. Мы не стали просить его о помощи, но рассказали о том, что у нас есть волшебный талисман, при помощи которого можно поймать человека. А у бессмертного оказалась тыква, в которую он мог захватывать небо. И вот у нас появилось безумное желание. Стремясь увеличить свое могущество, мы решили обменять наши талисманы на волшебную тыкву. Сначала мы думали обменяться только тыквами, ну, а потом Лин Ли-чун отдал в придачу также и кувшин. Но кто мог подумать, что вещь, послушная бессмертному, станет совершенно негодной в наших руках? Как только мы попытались воспользоваться вымененным талисманом, он исчез куда-то бесследно, а вместе с ним и бессмертный. Умоляем вас простить нам наш смертный грех!

Услышав это, повелитель духов так и вскипел.

– Довольно! Хватит! – загремел он. – Да знаете ли вы, что этот бессмертный и был сам Сунь У-кун! Он просто надул вас! Волшебные силы этой обезьяны поистине огромны. У нее повсюду есть свои духи. Интересно знать, кто же это выпустил ее и помог ей обманным путем завладеть талисманом?

– Не гневайся, брат, – сказал тут второй повелитель духов. – Нельзя, конечно, разрешать этой обезьяне так безобразничать. Подумать только, ну, пусть даже она владеет необыкновенными способностями, так ведь можно было воспользоваться своим искусством и скрыться. Для чего же ей понадобилось обманным путем завладеть талисманами? Не будь я дух Западной страны, если не поймаю этого мошенника.

Ссылка на основную публикацию